16+

Подноготная уголовного дела против Копайгоры и потенциальный скандал с храмом в Нижневартовске // ВИДЕО, АУДИО, ТЕКСТ

«Итоги недели СИА-ПРЕСС» с главным редактором siapress.ru Дмитрием Щегловым

В пятницу, 5 июля, традиционно подводим итоги недели вместе с главным редактором портала siapress.ru Дмитрием Щегловым.

В этом выпуске Дмитрий Щеглов рассказал подробности уголовного дела против известного строителя, главы «Югорской промышленной корпорации» Андрея Копайгоры. «Возможно, он сам инициировал проверку своей компании и стал фигурантом уголовного дела, так как в те моменты, когда ЮПК погружалась в кризис, он не был гендиректором и не подписывал ключевых бумаг. Таким образом для него эта уголовка может стать своего рода «очистительным актом», а претензии силовиков будут направлены на бывшего генерального директора компании Игоря Васильева», — предположил главред siapress.ru.

В истории со строительством храма в Нижневартовске, где жители хотят судиться с Ханты-Мансийской митрополией, так как опасаются за безопасность своего жилья, Щеглов похвалил вартовчан за правовую сознательность и желание решать проблему в легальном поле. «Но если местные власти и церковь не услышат беспокойства жителей, то дело может дойти до повторения Екатеринбурга. Надеюсь, что все усвоили уроки последних месяцев и в диалоге с вартовчанами не доведут дело до федерального скандала», — рассказал Дмитрий Щеглов.

Также в эфире — рассказ о перипетиях корпоративных споров через использование ресурса ФАС на примере реконструкции железнодорожного вокзала и рассуждение о том, что Сургуту нужен новый и привлекательный для молодежи event, по типу «Абалакского поля», которое пройдет в Тобольске на выходных.

--

Артем Мазнев: Здравствуйте, уважаемые читатели портала siapress.ru. У нас традиционный для пятницы эфир с главным редактором siapress.ruДмитрием Щегловым, на котором мы подводим итоги прошедшей недели. Дима, ты нас слышишь?

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, я снова в тюменской студии. Вас слышу отлично.

А. М.: Давай начнем с одной из главных новостей — это уголовное дело в отношении одного из известных в Сургуте и Югре застройщиков — Копайгора. Что там происходит, на твой взгляд, и что ты знаешь?

Д. Щ.: Ну, Андрей Копайгора действительно один из крупных застройщиков в нашем регионе. Возглавляет он Югорскую промышленную корпорацию. В нее входит достаточно много самых разных компаний, включая «МТФ», «БНСС» и так далее. В том числе часть Югорской промышленной корпорации сейчас тоже испытывает проблемы с удовлетворением потребностей дольщиков в квартирах. Она тоже входит, вместе в СеверСтроем и несколькими другими компаниями, в число тех, кто сейчас активно пытается достроить те дома, в которых квартиры купили дольщики, чтобы закрыть перед ними все обязательства.

И, насколько мы все слышали, Андрей Копайгора в публичном поле заявил, что он сам инициировал проверку в отношении своей компании — по всей видимости, это Югорская промышленная корпорация — и таким образом он и стал фигурантом уголовного дела. И, как мне удалось поговорить с людьми, которые находятся в курсе всей этой истории, судя по всему, там имеет место некоторый внутренний корпоративный конфликт. Дело в том, что несколько лет назад Андрей Копайгора отошел от прямого управления Югорской промышленной корпорацией. Он перешел в разряд собственников-акционеров. Так достаточно часто делают собственники бизнеса — со временем отходят от руководства и оставляют на своем месте менеджеров, которые занимаются этим бизнесом, управляют и перед ними отчитываются. Тогда главой Югорской промышленной корпорации стал Игорь Васильев. По-моему, он был заместителем Копайгоры. И вот на несколько лет, получается, он возглавил Югорскую промышленную корпорацию и ей активно рулил. Сейчас, в настоящий момент, насколько, опять же, мне объясняют, Копайгора вернулся на должность директора ЮПК. Но в отношения со всеми процессами с дольщиками, которые происходили в течение этих лет, в отношение того строительства, которое вела Югорская промышленная корпорация, он сам своей подписи не ставил. То есть, если правда то, что он говорит — что он инициировал сам в адрес своей компании проверку...

А. М.: Это как выстрелить самому себе в ногу, если честно. Инициировал и сам стал фигурантом уголовного дела.

Д. Щ.: Это кажется на первый взгляд. Но он понимал, скорее всего, что он не ставил там ни одной подписи. По большому счету, он был собственником. Он возглавлял этот бизнес, но за все действия, которые производит компания, юридическую ответственность несет генеральный директор. Он в те моменты, когда компания погружалась в кризис, и в те проблемы, из-за которых сейчас идут разборки с дольщиками, в те моменты он своей подписи не ставил. Ставил подписи Игорь Васильев. Поэтому есть предположения — пока, конечно, никем не подтвержденное и, скорее всего, нам его никто так напрямую и не подтвердит, — что таким образом Копайгора пытается немного с себя снять ответственность за происходящие процессы, за произошедшие проблемы, и технично переложить их на Васильева. Возможно, это так. Возможно — я повторяю.

Помните, был момент, когда Вадим Шувалов инициировал проверку прокуратуры в свой адрес по фактам, опубликованным в прессе. Было примерно то же самое. Проверьте меня, вот, смотрите. Тогда выяснилось, что ничего страшного Вадим Шувалов не сделал, и все, по большому счету, в порядке. То есть это был такой самоочистительный акт.

И здесь, возможно, речь идет точно о том же.

Второй аспект этого вопроса — как повлияет уголовное дело на ситуацию с дольщиками, на то, как компания будет в состоянии завершить те дома, которые она должна завершить, чтобы рассчитаться с теми, кто в стройку этих домов вложил свои деньги.

Тут мне рассказывают абсолютно достоверно, что администрация города уже проработала схему финансирования. Если ДЭП попадет в самый жестокий кризис из-за того, что, условно говоря, как-то ограничат в правах Андрея Копайгору как генерального директора из-за, возможно, какого-то неприятного развития уголовного дела, то у администрации города есть вариант достроить дома ДЭПа вместе с банком «Открытие». То есть банк «Открытие» вроде как пообещал, что он выделит деньги на это дело и что здесь жители города, сургутяне, дольщики именно ДЭПа не пострадают, даже если будет плохо развиваться дело Копайгоры в уголовной плоскости.

Но, опять же, судя по всему, Копайгора понимает, что он делает, и едва ли он инициировал бы проверку и последующее уголовное дело в свой адрес, понимая, что он там окажется виновным. Тем более что Андрей Копайгора, как известно, достаточно близок к региональным властям, и он много строил важных и стратегических важных объектов, в том числе базу ОМОН, которая была одним из принципиальных проектов Натальи Комаровой. Соответственно, это человек неглупый, человек с хорошим ресурсом, хорошими связями и влиянием. И я думаю, что он понимал, чем занимается, поэтому вряд ли для него это уголовное дело закончится чем-то плохим. Мне кажется, что он все просчитал, и все у него будет развиваться в том ключе, в каком он это придумал. Пока так.

А. М.: Это еще далеко не конец, судя по всему. Только начало.

Д. Щ.: Да, конечно. Мы за этим будем наблюдать. Может быть, мы сейчас ошибаемся, и дело пойдет каким-то другим образом. Мы это, конечно же, рассмотрим.

А. М.: Второй вопрос, связанный с федеральной повесткой. Недавно в Екатеринбурге был кризис из-за строительства храма в сквере, и сейчас, возможно, повторяется та же самая ситуация в Нижневартовске, где жители выступают против строительства храма рядом с домами. Твоя оценка, что думаешь по этому поводу.

Д. Щ.: Здесь важен какой пункт — что жители сейчас идут на попытку разрешения этого вопроса в правовом поле. Как они нам ставили — инициативная группа тех самых нижневартовцев, которые опасаются за сохранность своего жилья и собственную безопасность, — как они нам сами рассказали, они собираются подавать в суд. Это очень хорошо. Почему это очень хорошо? Потому что когда люди могут попытаться решить свою проблему в суде либо через какие-то другие инстанции, институты, которые у нас существуют, — это намного лучше, чем если бы они пошли ломать заборы и так далее. Потому что если люди идут ломать заборы, значит, у них нет другого выбора и их не услышали ни на каком уровне и никакие инстанции с ними работать не захотели. Пока что речь идет о том, что люди хотят попробовать решить вопрос в правовом поле. Это здорово. Это очень хорошо говорит о местных жителях и это очень хорошо говорит о правосознании нижневартовцев. Значит, судя по тому, что нам ответила митрополия хантымансийская — сейчас на сайте у нас стоит интервью с ее представителем, дьяконом Антонием, — сама митрополия пока не видит проблемы в этой истории. Сейчас они заканчивают какие-то свои проектировочные и согласовательные работы, и будут, видимо, выходить на стройку. Я искренне рассчитываю на то, что они, так скажем, наученные опытом Екатеринбурга, и понимающие, как зачастую развиваются взаимоотношения людей и власти в нашей немного уже обновленной стране, найдут способ как-то сконтачиться с теми людьми, которые выразили свое неудовольствие, и, при посредничестве администрации Нижневартовска, как-то проведут переговоры и этот вопрос урегулируют. Потому что Нижневартовск сейчас немного возбужден другой историей — с концессией теплосетей, которая, кстати говоря, возможно, и нам предстоит. Историю с концессией теплосетей нижневартовцам толком не объяснили, они ее восприняли достаточно остро, там были и митинги, — и город немного «подогрет». Может такое случиться, что люди выйдут на улицу. Поэтому я рекомендую, если вдруг среди наших зрителей или читателей окажутся люди, которые в Нижневартовске или епархии хантымансийской принимают решение, — нужно говорить с теми людьми, которые беспокоятся насчет этого храма. Здесь, видите, хорошо, что этот храм не нарушает какого-то общественного пространства — кажется. То есть, там нет какого-то существующего сквера, который хотя, условно говоря, вырубить под этот самый храм. Но плохо, что люди обеспокоены, и людей можно как-то вразумить, успокоить, что все будет нормально, как-то доказать, что все будет нормально. И этот вопрос закрыть. Я думаю, что так оно и должно случиться. Если уж совсем власти не теряют связь с реальностью, а понимают, что происходит в стране, они так и сделают.

А. М.: Вопрос — насколько короток путь отсюда до сноса заборов?

Д. Щ.: Я думаю, что суд будет не один, как минимум. Какой-нибудь нижневартовский городской суд, потом окружной. Возможно, будет Верховный. Это, возможно, месяцы. Но если дело будет решаться нахрапом, как это иногда происходит в действиях РПЦ, — я думаю, что РПЦ уже должны были тоже немного «прочухать», что, действуя нахрапом, можно получить в свой адрес большой-большой негатив. И если действие начнется нахрапом, тогда, возможно, от суда до заборов пройдет маленькое количество времени. Но если дело будет решаться цивилизованно, то, по большому счету, это может затянуться на несколько месяцев. И это совершенно нормально, если вы не провели нормальной консультации с местными жителями и не объяснили им эту ситуацию, значит, потратите на это еще несколько месяцев. Таковы сейчас условия игры и взаимодействия с общественностью.

А. М.: Вернемся в Сургут. Стало известно, что реконструкция городского ж/д вокзала приостановлена из-за решения ФАС отменить результаты аукциона. Что ты думаешь по этой долгоиграющей истории, и когда мы наконец получим обновленный вокзал?

Д. Щ.: Смотрите, здесь, вполне возможно, есть тема с корпоративными конфликтами. Нам комментаторы писали в той публикации, где мы рассказываем эту историю, что РЖД провели свой «домашний» конкурс, все там нарушили, поэтому все отменено. Это сами РЖД виноваты. Не факт, что это сами РЖД виноваты, потому что есть истории, и они очень распространены в России, когда конкуренты, борющиеся за определенные конкурсы, друг другу методично подкладывают свиней и обращаются в ФАС по выигранным другой компанией конкурсам, и через ФАС их оспаривают. Потому что там очень много очень сложных процедур, и, как правило, многие вещи оспариваются.

Если вы следили за историей больницы в Нижневартовске, там кучу раз переносилось начало работ, потому что тюменские власти проводили конкурс, выигрывала определенная компания, с которой были договоренности, все было решено. Есть у нас такие общественные структуры — например, Фонд России, — которые следят за такими закупками, и, если видят, что что-то не так, обжалую ее в ФАС. Зачастую это даже не конкуренты, а просто общественники. Таким образом, все это дело затягивается.

Я не говорю, что решение ФАС полностью хорошее, а какие-то плохие люди в РЖД провели плохой конкурс. Я не говорю, что все было абсолютно чисто и законно — иначе ФАС, наверное, не вмешался бы. Я говорю о том, что все эти процессы сложные и многофакторные. Здесь надо понимать, что здесь могут быть и конкуренты, и какие-то политические интересы, и так далее.

Самое обидное, конечно, для сургутян — потому что они получат обновленный вокзал позже. Может, конечно, это не сильно лохо, в том случае, если будет возможность переиграть проект, пока затягиваются все процессы согласования. Потому что проект, конечно, у нас откровенно такой… излишне веселый, скажем так. Излишне цветастый и не очень сильно одобряемый многими людьми, которые что-то понимают в архитектуре.

Так что за этим тоже будем следить и рассказывать.

А. М.: Проект вокзала попал в блог Харламова, где он весьма откровенно высказался о его качестве.

Д. Щ.: Правильно сделал. Я тоже считаю, что его можно сделать как-то более… У нас, знаете, есть какое-то поветрие, что в нашем регионе постоянно пытаются запихнуть в каждую дырку, в какую возможно, какие-то национальные орнаменты, какую-то этику. Я считаю, что это излишне. Есть передовая архитектура, а есть какое-то аборигенское чудачество. Я все-таки выступаю за передовую архитектуру, а мы получаем такое, довольно чудное произведение искусства на нашем ж/д вокзале. Если будет возможность его как-то исправить, это было бы очень здорово. Если нас, опять же, слушает кто-то из городской администрации.

А. М.: Это же не городская администрация решает.

Д. Щ.: Понятно, но городская администрация может каким-то образом попытаться выйти на РЖД и попытаться как-то «подмахнуть» всю эту историю.

Сколько раз мы видели, друзья, как изначальный проект трансформируется по ходу строительства. Посмотрите на сквер на Островского-Мира. Какой был изначальный проект — то, что называется ожидание/реальность. Здесь будет то же самое. Столько раз это получалось у людей сотворить, что, мне кажется, здесь повторить подобное тоже возможно.

А. М.: Обычно изменения в худшую сторону идут.

Д. Щ.: Здесь сильно хуже уже не получится.

А. М.: Перед эфиром ты хотел что-то рассказать о Тобольске. Что же там происходит сейчас? Сургутяне особо не в курсе всей этой ситуации. Что там, объясни?

Д. Щ.: Меня сейчас опять будут ругать, но я хотел привести в пример Тобольск — в кои-то веки не Тюмень, а Тобольск — как они делают? Вот, у них на этих выходных проходит одновременно — можете почитать, у нас на портале вышла новость по этому поводу — фестиваль исторической реконструкции «Абалакское поле», фестиваль музыкальный в Тобольском кремле — там выступают молодые артисты Мариинки, рулит ими сестра Гергиева — для нашего уровня это хороший музыкальный уровень. Там выступает Тюменская филармонию, все это под открытым небом, все красиво, все чинно. Очень классно. Лично я на Абалакском поле был два или три раза. В этом году не получится поехать, потому что мне сейчас надо ехать в Сургут — просто не успеваю в Тобольск заскочить.

Я хочу сказать — что может быть проще, чем организовать такую интересную массовую движуху? Я на примере Абалакского поля расскажу более подробно, потому что она мне более близка и понятна.

Значит, они организуют фестиваль. У них есть туристический комплекс, который, наверное, был построен миллионов за 50, потому что там не сильно капитальные здания, деревянные строения, есть канализация, забор, частокол — все в стиле старого города, почти как наш Старый Сургут, только более старый. И вот они туда созывают толпу реконструкторов со всей России, иногда даже из-за рубежа. Приезжают эстонцы, литовцы, немцы. Они там со своими кольчугами, мечами, в шлемах рогатых бегают, друг с другом дерутся. Там жарят шашлыки, там стреляют из лука, там сжигают драккар, реконструируя похороны древних русов и викингов. Приезжает огромная толпа народу, разбивает огромный лагерь под этим туристическим комплексом. Палатки. Народ играет на гитарах, тусит, веселится, вечером опен-эйр, музыка. То есть это на самом деле довольно несложная штука, но это ивент — событие, которое привлекает кучу народа. Куча народа съезжается, тратит деньги, приезжают, смотрят на местные достопримечательности, гуляют, веселятся и создают ауру города. Если бы в Сургуте было бы что-то подобное, было бы очень здорово. Я порекомендую просто — опять же, если вдруг нас слышит кто-то из администрации города, я очень надеюсь — подумайте о том, чтобы на следующее лето замутить какой-то очень интересный фестиваль. Может быть, не такой исторической реконструкции, а какой-то другой. У нас есть реконструкторы, есть молодые ребята, которые проводят Бал фей. Может быть, сделать какой-то условный — ну, не КомикКон, когда приезжают любители комиксов, — но что-то похожее. Собрать каких-то интересных веселых гиков, которые будут бегать с щитами Капитана Америка — нет в этом ничего страшного абсолютно и непатриотичного, это все очень весело. Или, одевшись как хоббиты, носятся и развлекают себя и людей. Это же отлично и замечательно. Очень бы я хотел, чтобы в Сургуте такая штука была, и я сам в Сургут, где бы я ни жил, буду кататься и на нее смотреть с удовольствием и радоваться. Потому что такие вещи людям, особенно молодежи, очень сильно важны. Люди начинают думать лучше и привязываться больше к тому городу, который это дело проводит. Создается классная атмосфера. Очень рекомендую обдумать эту вещь, в Сургуте есть классные интересные ребята, которые были бы готовы взяться за ее организацию. Я считаю, что наш город может это дело замутить. Вот что я хотел сказать по этому поводу.

Ивенты классные, необычные, новые. Сургут тусуется в тех ивентах, которые он уже сделал, и новые не продюсирует. Сделать новый ивент, сделать его качественно — и к нам приедут, и нас полюбят. Вот что я хотел сказать.

А. М.: На этой ноте предлагаю закончить сегодняшний наш эфир. Теперь мы свидимся в пятницу следующую. Ты будешь уже здесь?

Д. Щ.: Да, ни одного эфира два раза подряд из одной студии. Приеду в Сургут, буду вести эфир прямо оттуда. Ждите. Если кто хочет повстречаться — звоните, повстречаемся в Сургуте.

А. М.: Ну что ж, я прощаюсь с тобой, прощаюсь с вами, наши читатели и зрители. Смотрите наши эфиры, смотрите анонсы. Всего вам хорошего и до свидания.

--

Смотрите предыдущий выпуск «Итогов недели СИА-ПРЕСС», где мы много обсуждали мусорную реформу в Сургуте.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


06 июля в 11:46, просмотров: 2731, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Сергей Б
Дольщики ООО «ДЭП» (Доржно-Эксплутационное Предприятие) уже пострадали. И компенсации, предусмотренные законом за нарушение сроков сдачи жилых домов, указанных в договорах, не выплачиваются. Тоже нарушение закона и уголовное дело.

В общем все прикольно. Особенно про церковь. Церковь на сотом году оголтелого атеизма и тупизма россиян, наконец поняла, на примере Екатеринбурга, что это за страна такая Россия.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Может, хватит уничтожать город?

Может, хватит уничтожать город?

Помните, недавно на Энергетиков вырезали березовую рощу? Город утерся. Теперь получите еще одну варварскую вырубку
Кирилл Акинцев, сургутянин 18 октября в 09:57
1895 25
​Такие важные и стратегические отрасли, как тепло, не следует отдавать частникам-монополистам

​Такие важные и стратегические отрасли, как тепло, не следует отдавать частникам-монополистам

Должна быть конкурентная среда, а также обязательное участие и контроль муниципалитета
Александр Чепик, депутат думы Тюмени 17 октября в 13:37
915 2
​За последние два года аварийность на теплосетях Тюмени падает на 10-15 процентов

​За последние два года аварийность на теплосетях Тюмени падает на 10-15 процентов

В 2020 году мы планируем направить на строительство новых теплотрасс в областной столице 1,3 млрд рублей – на треть больше, чем в 2019 году
Корпорация СТС 17 октября в 13:34
757 0
​Концессия теплосетей в Тюмени случилась два года назад. Что сейчас об этом говорят в областной столице

​Концессия теплосетей в Тюмени случилась два года назад. Что сейчас об этом говорят в областной столице

Это интересно, потому что концессионер – та же компания, что хочет взять в управление тепло в Сургуте
Дмитрий Щеглов 17 октября в 13:30
1273 5
Впервые вижу. Джокер

Впервые вижу. Джокер

Первая половина фильма сюжетом напомнила мне «Реквием по мечте», когда с каждой минутой становится все хуже и хуже, герои несутся в пропасть из которой им уже не выбраться. Но у Джокера получается
Светлана Мосендз, кинолюбитель 16 октября в 19:53
847 0
Почему нужно ходить на публичные слушания

Почему нужно ходить на публичные слушания

Часто приходится разбираться с наследием прошлых лет. Поднимаешь документы, например, по строительству ТЦ на месте сквера или высотки в тихом дворе меж пятиэтажек. Оказывается, сами жители так решили! Народ высказал свою волю. Точнее, не высказал, ибо просто не пришел на слушания
Алексей Кучин, депутат думы Сургута 16 октября в 15:36
945 10
Скоростной спутниковый интернет для дома и офиса в Сургутском районе – теперь реальность

Скоростной спутниковый интернет для дома и офиса в Сургутском районе – теперь реальность

Спутниковый интернет SenSat доступен на всей территории страны
Антон Орлов 15 октября в 10:10
721 0
Дмитрий Щеглов

​Сбор подписей нужно отменять

Я уже вижу истошные вопли в комментариях о том, как введение избирательного залога вместо сбора подписей «сделает выборы уделом богачей» и «отсечет простых людей». Это не так.
Дмитрий Щеглов 14 октября в 16:55
1678 34
Можно ли получить выплаты на ребёнка не по месту прописки?

Можно ли получить выплаты на ребёнка не по месту прописки?

Кристина Горобченко, старший помощник прокурора Сургута 14 октября в 14:44
1269 1
​Как нам украсить проспект Мира

​Как нам украсить проспект Мира

Во-первых, я предлагаю на пересечении Мира и соответствующей писательской улицы установить памятник или бюст знаменитого соотечественника. Это восполнит почти полное отсутствие памятников в нашем городе
Сергей Антонов, сургутянин 13 октября в 11:43
1433 8
Больше мнений